Глава 9. Особенности семейного воспитания

Глава 9. Особенности семейного воспитания

Глава 9. Особенности семейного воспитания
СОДЕРЖАНИЕ

2) Недостаточная психологическая компетентность родителей о возрастном развитии ребенка и адекватных ему методов воспитательного воздействия;

Первая
группа педагогических ошибок родителей
— неправильные представления об
особенностях проявления родительских
чувств.

Пожалуй,
самой распространенной ситуацией во
многих нынешних неблагополучных семьях
является неумение, а иногда и нежелание
родителей строить свои взаимоотношения
с детьми на основе разумной любви.

Рассматривая
ребенка как личную и частную собственность,
такие родители могут либо чрезмерно
опекать его, стремясь немедленно
удовлетворять любую прихоть, либо
постоянно наказывать, испытывая на нем
самые жестокие средства воздействия,
либо всяческими способами уклоняться
от занятий с ним, предоставляя ему полную
свободу.

1)
окружать ребенка повышенным вниманием;

2)
во всем защищать его, даже если в этом
нет реальной необходимости;

Глава 9. Особенности семейного воспитания

3)
сопровождать каждый его шаг;

4)
предохранять от возможных опасностей,
которые нередко являются плодом
родительского воображения;

5)
беспокоиться по любому поводу и без
повода;

6)
удерживать детей около себя, «привязывать»
к своему настроению и чувствам;

7)
обязывать поступать определенным
способом.

Глава 9. Особенности семейного воспитания

Ограждая
детей от любых трудностей и скучных,
неприятных дел, потворствуя их прихотям
и капризам, родители, по сути, не столько
воспитывают их, сколько прислуживают
им. Все это может дополняться преувеличением
их способностей и талантов, и дети растут
в атмосфере безудержного восхваления
и восхищения.

Таким способом прививается
желание быть всегда на виду, ни в чем не
знать отказа, ожидание блестящего
будущего. Но когда этого не случается,
то кризис неизбежен. Одни пытаются взять
все желаемое силой, любыми незаконными
средствами. Другие сникают и считают
себя несчастными, обманутыми, ущемленными.

В результате длительной гиперопеки
ребенок теряет способность к мобилизации
своей энергии в трудных ситуациях, он
ждет помощи от взрослых, и, прежде всего,
от родителей; развивается так называемая
«выученная беспомощность» — привычка,
условно рефлекторная реакция на любые
препятствия как на непреодолимые.

Как
правило, чрезмерная опека, как
неестественный, повышенный уровень
заботы, нужна, прежде всего, не столько
детям, сколько самим родителям, восполняя
у них нереализованную и нередко
заостренную потребность в привязанности
и любви. По мнению специалистов,
важную роль в данном случае играют
факторы, связанные с детством самих
родителей, и в первую очередь матерей
(согласно исследованиям психологов и
врачей, матери больше склонны опекать
детей), многие из которых сами выросли
в семьях без душевного тепла и родительской
любви.

Стремление
матери «привязать» к себе ребенка имеет
в своей основе и выраженное чувство
беспокойства или тревоги по поводу
состояния здоровья ребенка, если его
рождение сопровождалось какими-либо
осложнениями или в младенчестве он
часто страдал хроническими, а иногда и
опасными для жизни заболеваниями.

Нередко
в основе гиперопеки лежит нравственное
заблуждение: в сознании родителей
ребенок превращается в «сокровище» —
мерило родительского престижа, хрупкую
и бесценную вещь, которую надо хранить
«под колпаком» от всех заведомо вредных
воздействий внешнего мира.

Важным
фактором, способствующим возникновению
гиперопеки, являются семейные отношения.
Отцы чрезмерно опекаемых детей нередко
бывают чрезмерно покорными людьми, и
почти не принимают активного участия
в повседневной жизни своей семьи.
Неудовлетворенная своими отношениями
с мужем, мать может искать какую-то
компенсацию того, что не дает ей брак,
в подчеркнуто близкой связи с ребенком,
выливая на него всю свою энергию.

Глава 9. Особенности семейного воспитания

За
гиперопекой может скрываться сильная
враждебность по отношению к ребенку.
Поскольку чувство это социально
неприемлемо для родителя и связано с
переживанием им вины, оно вытесняется
в подсознание. Некоторые неудовлетворенные
и разочарованные родители боятся, что
их враждебность или неприятие ребенка
может привести к тому, что с ним случится
что-то ужасное.

Когда мать неосознанно
«борется против» чувства антагонизма
по отношению к собственному ребенку,
она может реагировать на это гиперопекой
и избыточной заботливостью, как бы
доказывая себе, насколько сильно она
на самом деле любит его. Это особенно
вероятно тогда, когда чувства любви и
ненависти сосуществуют друг с другом.

В таких случаях родители не могут
признать в себе возможность существования
ненависти по отношению к тому, кого они
в то же время любят. Подобного рода
неоднозначность является очень
распространенной формой переживаний
и сама по себе совершенно нормальна.
Именно реакция на эти чувства ведет к
нарушению социально-психологической
адаптации, что и проявляется в данном
случае в форме гиперопеки.

Иногда
гиперопека мотивирована тревогой
собственного одиночества у родителей
и навязчивой потребностью в психологической
защите скорее себя, чем ребенка.

Гиперопека может
непосредственно возникать в результате
каких-то нарушений психического здоровья
у матери. Такие нарушения приводят к
проявлению аномальной «потребности»
матери в зависимом положении ребенка.
Так, М. Раттер приводит пример подобного
рода гиперопекающего поведения матери,
которая страдала шизофренией.

Она
настаивала на том, чтобы спать в одной
постели с сыном, и не могла вынести мысли
о том, что он когда-нибудь вырастет.
Каждую ночь она ложилась спать, держа
его руку. Такое поведение развилось в
результате нарушений ее мышления и
других психических функций. Периодически,
во время обострения ее болезни, она
приводила ребенка в клинику как бы для
того, чтобы пожаловаться на переживаемые
сыном трудности.

Каждый
ребенок рано или поздно должен вступить
в самостоятельную жизнь. И чем больше
его до этого чрезмерно опекали, защищали,
тем меньше он будет подготовлен
самостоятельной жизни, тем труднее ему
будет справиться с множеством сложных
явлений, которыми так богата жизнь.

Предлагаем ознакомиться:  Контрацепция после родов. Контрацепция и секс после родов

К
такому же негативному результату в
развитии личности ребенка может привести
педагогическая позиция родителей
противоположного характера – строгая,
до жестокости, власть над детьми. Уже в
раннем детстве ребенок познает все виды
наказания: за малейшую шалость его бьют,
за недомыслие – наказывают.

Порой не
только наказывают, а испытывают на нем
самые жестокие средства воздействия:
ставят в угол на колени, грозят милицией
и бьют самыми различными способами. К
сожалению, жестокое обращение с детьми
является довольно распространенным, и
особенно в социально неблагополучных
семьях, где насилие по отношению к детям
становится обыденным явлением.

В этом
плане имеет смысл обратиться к определению
понятия «жестокость» применительно к
рассматриваемым нами вопросам. К
сожалению, ни в отечественной, ни в
зарубежной психологии до сих пор нет
единого мнения относительно объяснения
психологических механизмов появления
жестокого поведения и проявления
насилия.

Сами эти понятия являются до
настоящего времени скорее житейскими
(т. е. интуитивно ясными), нежели научными.
Тем не менее, в современной психологической
литературе встречается следующая
трактовка жестокости как одного из
видов агрессивного поведения. «Жестокость
можно понимать как агрессивное поведение,
наносящее большой ущерб жертве и
совершаемое без переживания жалости
или сочувствия со стороны субъекта
этого поведения.

Жестокость понимается
также как черта характера человека и в
этом случае она предполагает, в первую
очередь, бесчеловечность, отсутствие
гуманности. Если агрессия присуща и
животным, и человеку, то жестокость –
только человеку. Жестокость предполагает
также насилие над потребностями,
намерениями, чувствами, установками
объекта, унижение его или принуждение
к действиям, противоречащим его
устремлениям».

Различают 4 основные
формы жестокого обращения и пренебрежения
детьми:

  1. Физическое насилие.

  2. Сексуальное
    насилие или развращение.

  3. Психическое
    (эмоциональное) насилие

  4. Пренебрежение
    основными нуждами ребенка (моральная
    жестокость).

Физическое
насилие
– преднамеренное нанесение ребенку
родителями или лицами, их замещающими,
физических повреждений, которые могут
привести к смерти ребенка или вызывают
серьезные (требующие медицинской помощи)
нарушения физического или психического
здоровья, или ведут к отставанию в их
развитии.

Виноваты взрослые, а не подростки.

М.И.
Буянов

Подросток в
семье.

Подростковый
возраст обычно называют трудным,
подчеркивая этим чрезвычайный и сложный
характер глубоких качественных изменений,
которые происходят в этом период и в
организме, и в психике человека.

Важнейшая особенность
этого возраста – переход от детства к
взрослости. Ребенок уже покидает мир
детства, но он еще и не полноправный
член общества взрослых. И по своему
физическому облику, и по поведению он
напоминает зайца в период линьки –
кое-где шкурка уже серая, а кое-где еще
белая. Непоследовательность поведения,
перепады настроения, неожиданные выходки
подростков заставляют врачей и педагогов
говорить об особом «подростковом
комплексе», о «пубертатном кризисе»,
что подчеркивает специфику этого
возраста и особо сложные задачи, которые
он ставит перед воспитателями и
родителями.

И первые, и вторые
должны учитывать, что в этот период
подросток живет как бы в особом мире,
характеризующемся рядом противоречий.

1. Физиологические
противоречия. Во
время ускоренного роста очень часто
возникают несоответствия в темпах
развития отдельных органов и частей
тела. Рост конечностей опережает рост
корпуса, лицевая часть головы вырастает
быстрее, чем черепная коробка,
сердечно-сосудистая система может не
успевать за ростом мышечной массы.

Возникает угловатость, неловкость в
движениях. Неожиданные приступы утомления
(из-за нехватки кислорода в различных
органах) сменяются неожиданным мышечным
тонусом и сверхактивностью в движениях.
Но главное физиологическое противоречие
обусловлено половым созреванием.
Активизация гормональной деятельности
щитовидной и половой желез вызывают
резкое усиление обмена веществ, что
приводит не только к подъему энергетического
тонуса, но и к повышению тонуса нервного
– к большей чувствительности и
раздражительности.

Внешние раздражители,
которые взрослому покажутся пустяковыми,
могут вызвать у подростка резкий перепад
настроения, а длительные неблагоприятные
воздействия, усугубленные несогласованностью
в работе внутренних органов, даже
привести к нарушениям – функциональным
расстройствам нервной системы. Отсюда
– слабость сдерживающих механизмов,
расстройства сна, приступы вялости,
рассеянности и т.п.

2. Противоречия социальной ситуации.

Подросток вынужден
пребывать как бы в ножницах двойной
морали. С одной стороны, взрослые
продолжают применять к нему «детскую
мораль» (мораль беспрекословного
повиновения и послушания). С другой же,
они начинают использовать и «мораль
взрослых», требуя, чтобы подросток
самостоятельно планировал и контролировал
свои действия по выполнению растущего
круга обязанностей.

Предлагаем ознакомиться:  Воспитание в девочке чувства стиля

Нередко возникает
разрыв между правами и обязанностями:
рост обязанностей не сопровождается
гармоничным ростом соответствующих
прав. Подросток же требует, чтобы ему
предоставили свободу и права, не понимая
еще в полной мере (в силу недостаточной
социальной зрелости и сознательности),
что такая свобода сопряжена с
ответственностью.

Он хочет завладеть
привилегиями взрослых, не принимая
одновременно на себя той ответственности,
которая лежит на них, игнорируя те
обязанности, которые сопряжены с этими
привилегиями и правами. Подросток
оказывается восприимчивым к внешним
признакам взрослости, к таким не самым
лучшим привилегиям взрослости, как
курение,, употребление спиртного, свобода
распорядка дня, свобода выбора друзей
и компаний, азартные игры, чтение книг
и просмотр фильмов для взрослых и,
наконец, свобода и автономия сексуального
поведения.

Социальные
противоречия усиливаются в тех случаях,
когда родители сами постоянно нарушают
законы, соблюдения которых требуют от
детей. Например, запрещая подростку,
они сами курят, пьют, смотрят до полуночи
телевизор, уходят в гости и не предупреждают
о времени возвращения, не убирают за
собой постель или разбрасывают по
комнате вещи, не отдают вовремя долги,
нарушают клятву супружеской верности,
разводятся, заключают новые браки и
т.п.

3. Психологические
противоречия. Уже
к 11-12 годам мышление ребенка развивается
до уровня логических операций, ему
оказываются доступными абстракция и
обобщения. Мышление подростка позволяет
ему выделить определенные объекты из
системы связей с другими объектами,
прослеживать судьбу этих выделенных
объектов, их изменения и превращения.

На этом этапе познавательного развития
подросток испытывает потребность в
построении целостной картины мира, в
котором он живет. Для ее построения он
остро нуждается в выделении устойчивых,
неизменных объектов, которые бы послужили
своеобразными опорами при построении
систем отсчета. В познании законов
физического мира это, оказывается,
сделать намного легче, чем в познании
законов межчеловеческих отношений и
социального мира.

Всякая нечеткость
границ между «хорошо» и «плохо», всяческая
непоследовательность, противоречивость
поведения его прежних кумиров – родителей
и учителей – остро переживается
подростком. Известен подростковый
максимализм: «хороший» человек не может
совершать ни одного плохого поступка,
иначе его нельзя считать «хорошим»;

«сильный» человек никогда не может
позволить себе оказаться слабым и т.п.
В своем поиске эталонов и авторитетов
подросток исследует сразу два направления:
ищет авторитеты и образцы для подражания
вне семьи (среди киногероев и литературных
персонажей, артистов эстрады и спортсменов,
старших товарищей и сверстников –
лидеров подростковых групп), а также
пытается разобраться, насколько
устойчивым эталоном для социального
сравнения является он сам.

Развертывается
напряженная внутренняя работа по
самопознанию, самооценке, самоиспытанию,
самоопределению. Но для выполнения ее
подростку нужны не только педагогические
беседы об умозрительных возможностях
(благоприятных и неблагоприятных), но
и реальные испытательные житейские
ситуации – такие, в которых только и
можно испытать себя на деле, а не на
словах.

И этот поиск испытательных
ситуаций опять-таки нередко сталкивается
с родительскими запретами, с опасениями
и непониманием ребенка. Дело затрудняется
тем, что подросток непрерывно удивляет
своей переменчивостью не только взрослых,
но и самого себя. Он как бы не может
нащупать свое настоящее Я.

А это ему
просто необходимо, чтобы занять свое
устойчивое место в отношениях с людьми
– взрослыми и сверстниками, чтобы понять
границы своих реальных возможностей и
притязаний. Не находя в самом себе нужной
ему определенности, последовательности,
устойчивости, не узнавая себя самого в
зеркале, с изумлением изучая свои
вытянувшиеся и непослушные руки и ноги,
удивляясь новым ощущениям и новым
потребностям, подросток нередко
совершенно еще по-детски обижается на
окружающих, будто это они виноваты, что
не дают ему той свободы, которая ему
необходима для того, чтобы обрести
самого себя.

Перечисленные три
системы противоречий сталкиваются и
взаимодействуют между собой. Их вклад
в каждом индивидуальном случае в общую
картину подросткового кризиса может
быть различным, и у каждого подростка
эти противоречия разрешаются по-своему.
Однако во всех случаях взрослым необходимо
найти новую, обязательно новую дистанцию
в общении с подростком и понять, что не
все, далеко не все в его жизни зависит
теперь от них, разумеется, не преуменьшая
при этом своей роли в воспитании.

Прямые методы
воспитательного воздействия должны
уступить место более косвенным, а
управление ребенком выражается в трех
главных формах взаимодействия:

  • помощи по запросу
    (взрослый вмешивается в дела подростка
    только тогда, когда тот просит оказать
    ему помощь, принять участие в каком-то
    совместном деле);

  • совместного
    планирования будущего;

  • совместного
    разбора случившегося.

Воспитатель должен
предоставить воспитаннику возможность
самостоятельно справляться с различными,
в том числе неожиданными и рискованными,
жизненными ситуациями.

Предлагаем ознакомиться:  Салициловая кислота от прыщей во время беременности

Глава 9. Особенности семейного воспитания

К сожалению,
родители к моменту достижения ребенком
подросткового возраста частенько
затверживают до автоматизма выработавшиеся
у них приемы общения с ребенком, и им
очень трудно скорректировать стиль
воспитания. Привыкшим к потворствующей
сверхопеке трудно отказаться от
потворства таким импульсам, которым
можно и нужно противопоставлять спокойный
и убедительный отказ;

Сами по себе
родители к моменту достижения ребенком
подросткового возраста испытывают
серьезные жизненные трудности. Это
время, когда молодость как таковая,
оказывается позади, и самым наглядным
тому подтверждением является взрослеющий
на глазах ребенок. Наше сознание
сопротивляется, не желая признавать
факт утрачиваемой молодости.

Нам хочется
видеть ребенка маленьким, шаловливым,
но по существу зависимым и послушным
детенышем. Массовыми исследованиями
показано, что родители, сами того не
ведая, в среднем на 4-5 лет преуменьшают
психологический возраст своих
детей-подростков. Когда подросток
начинает бунтовать и требовать, бастовать
и саботировать, разговаривать с нами
таким же нетерпимым, командным тоном,
как мы с ним, или просто тихо замыкается
в себе, или пропадает где-то вне дома
целыми днями, тогда наши ожидания, что
мы имеем дело с маленьким ребенком,
приводят к слишком резкому контрасту
в нашем восприятии этого человека: мы
не узнаем его, испытываем отчуждение,
будто это не наш ребенок, которого уже
«испортили» улица, телевизор и
недальновидные воспитатели.

Мы принимаем как
бы на свой счет такие реакции подростка,
которые вообще характерны для этого
возраста, например, повышенную ориентацию
на сверстников. Мы с болезненной ревностью
видим в этом симптомы отдаления ребенка
от нас. А на самом деле мы остаемся просто
в тылу его наступления на мир, тогда как
главный фронт этого наступления – круг
сверстников.

Подросток стремится познать
меру своей привлекательности и силы,
ума и ловкости. Оценки сверстников для
него оказываются важнее, чем оценки
родителей, не потому, что последние
лишены авторитета (они сохраняют свой
авторитет, если эмоциональные связи не
утрачены), но потому что в оценках
сверстников подросток вычитывает
признание или отвержение его притязаний
на определенную ступень в иерархии
сверстников.

они не
могут утвердить свой приоритет, свое
превосходство по этим шкалам в конкуренции
с «послушными тихонями». И если они не
находят других социально приемлемых
шкал для первенства, они бунтуют – у
них развивается так называемая
демонстративная отрицательная
идентификация с общепризнанными
авторитетами и общепринятыми системами
ценностей.

Глава 9. Особенности семейного воспитания

Воспитатель
обязательно должен постараться увидеть
и понять скрытую, внутреннюю систему
смыслов, лежащую за резкими, порой
асоциальными выходками подростков.
Обнаружить в них драматический поиск
способов самовыражения, поиск часто
безрезультатный и потому граничащий с
разрушительным протестом против
регламентированных стереотипных
занятий, забот и развлечений, привычных
и незаметных компромиссов, присущих
миру взрослых.

11. Когда Вы пытаетесь вести себя так, что будто Вы не старше своих детей, почему так делаете?

А. Чтобы быть с
детьми в хороших отношениях?

Б. Потому что это
помогает сократить разницу в возрасте?

В. Потому что это
может дольше удержать семью вместе?

Г. Потому что
для Вас это естественно?

А.. Обращаетесь с
ними, как со взрослыми?

Б. Обращаетесь с
ними, как с маленькими?

В. Стараетесь быть
их приятелем?

Г. Ведете себя так,
как должно родителю?

Подсчитайте
Ваши баллы, пользуясь следующей таблицей.


вопроса

А

Б

В

Г

3

0

2

1

3

2

1

0

0

2

1

3

1

3

2

0

2

3

0

1

0

1

2

3

1

0

2

3

3

1

2

0

1

3

2

0

0

2

1

3

3

2

1

0

2

1

3

0

А
теперь в соответствии с суммой баллов
Вы можете определить, какова Ваша позиция
по отношению к Вашим детям.

Между 25 и
36. Вы,
наверно, думаете, что весело проводите
время с детьми, стараясь быть с ними на
равных во всем. Но это сейчас. Позд­нее
Вы можете поплатиться. Вы взяли не себя
роль приятеля собствен­ных детей,
позабыв о роли наставника. В результате,
как считают пси­хологи, подспудно у
детей
возникает и возрастает нервозность.

Между 24 и
14. Ваши
дети, похоже, так и не знают в точности,
как же им с Вами правильно держаться.
Вы явно стараетесь им во всем потакать,
а затем, когда Вам это нужно, пытаетесь
войти в роль родителя. Рано иди поздно
Вы захотите настоять на своем в чем-то
важном, и это вызовет у детей растерянность,
гнев и неповиновение.

Между 13 и
0. Так
держать! Вы отчаянно пытаетесь понять
и оценить вечно меняющиеся нужды и
настроения своих детей, иногда поддаетесь
соблазну уступить им. В этом нет ничего
плохого, потому что, судя по всему, Вы
достаточно разумны и знаете, как строить
отношения с детьми на Ваших, а не на их
условиях. Ссоры неизбежны, однако дети
Вас любят, уважают и — главное — видят
в Вас любящего и надежного родителя.

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector